На днях Tom Egeland, норвежский писатель, был забанен администрацией Facebook за то, что запостил у себя на странице знаменитое фото вьетнамской девочки Ким Фук, убегающей от напалмовых бомб в толпе других детей. В свое время эта работа фотографа Nick Ut — лауреата Пулитцеровской премии фотографии, стала мощным тригером, запустившим антимилитаристскую кампанию, в связи с которой США завершили свою интервенцию во Въетнам.

Однако администрация Facebook непреклонна: «Любые фотографии людей, на которых изображены полностью обнаженные гениталии или ягодицы или полностью обнаженная женская грудь, будут удалены».

Впоследствии и сам Tom Egeland также был отстранен от  Facebook – страница заблокирована. В связи с этим самая крупная газета Норвегии Aftenposten вышла с открытым письмом своего главного редактора Эспена Хансена к владельцу социальной сети Facebook Марку Цукербергу. Хансен призывает молодого миллиардера осознать и признать свою ответственность как «самого могущественного редактора в мире» и прекратить произвольную цензуру в социальной сети, превратившейся в необходимый канал распространения информации по всему миру.

К слову, редакция газеты Aftenposten использовала ту же фотографию на своей странице в Facebook, получила сообщение от администрации с просьбой удалить или пикселизировать фото и, прежде чем Aftenposten успела ответить, публикация в соц. сети уже была удалена.

3000

Строгие правила модерации позволяют этой огромной социальной сети не скатиться в мусорную яму запрещенки. С другой стороны, есть социально-актуальный контент, который может позитивно влиять (либо уже повлиял и продолжает) на огромные пласты общества. В данном случае – фото этого кричащего обнаженного ребенка передает весь ужас войны.

Наблюдая за этим вселенским холиваром, я возвращаюсь к мыслям о проекте информационной безопасности Украины и все больше убеждаюсь, что любая попытка регламентировать оценку контента как вредоносного или как позитивного и полезного – обернется полным провалом.

И, возвращаясь в этом же ключе к скандалам, связанном с деятельностью ТК Интер, а также перепиской Столяровой, — у нас нет возможности в правовом поле осуществить достаточно адекватную, с юридической точки зрения, оценку деятельности телеканала и его руководства.  Потому что украинское законодательство не содержит норм, которые были бы прямо нарушены указанными субъектами. Нет такой статьи, которую нарушила Мария Столярова. В нашем законодательстве нет вообще никаких ограничений касательно деятельности медиа и каждый раз, когда поднимался соответствующий вопрос, медиа-сообщество принимало все изменения в штыки и не давало властям принять соответствующие законы.

И последнее. Сегодня в Верховной Раде было заседание, во время которого премьер-министр позволил себе сделать замечание своему подчиненному в довольно грубой форме. Сказано это было якобы с выключенным микрофоном, однако расслышал весь зал, все журналисты и неизвестно, случайно ли так произошло.

Из всего заседания в Верховной Раде всеми СМИ была выбрана именно эта новость. Хоть каждый понимает, что далеко не эта новость была главной за всю «Годину Уряду».  И такой подход наших журналистов больше всего меня настораживает.  По моему мнению, большая часть наших СМИ воспринимает свободу слова неадекватно.

Свобода слова, как свобода говорить, может быть и свободой промолчать. Одна из основных проблем современной журналистики – это самоцензура.  Публикация спорной информации – это свобода и ответственность каждого конкретного журналиста. И в вопросе самоцензуры журналист не может быть обвинен в том, что он не дал какой-то информации в ход. Этот вопрос остается исключительно на его совести.

С уважением,

Дмитрий Золотухин

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ