В интервью с Полом Майерсом, известным во всем мире OSINT-расследователем, мы постарались поднять важные вопросы как для начинающих специалистов по медиа-разведке, так и в целом для украинской журналистики.

Справка
Пол Майерс (Великобритания) является специалистом по интернет-исследованиям и сотрудничает с британскими медиа. Пол работал со многими газетами и вещателями на протяжении многих лет, обabout.22еспечивая для них консультирование, обучение и поисковые решения. С 1995 года работает с BBC в качестве интернет-исследователя и консультанта. Благодаря своему образованию, близкому к информационной и ай-ти сферам, он смог разработать многие передовые методы и стратегии, которые помогают журналистам проводить свои расследования. Пол Майерс обучил многих журналистов таких медиа, как The Guardian, The Daily Telegraph, The Times, Channel 4, CNN, а также персонал многих других немедийных компаний и международных организаций. Сейчас Пол является также организатором и главой нового проекта BBC — «Investigative Hub» project. Эксперт OSINT, член ICIJ.

Пол, считаете ли Вы, что журналистские расследования изменились за последние 3-4 года? Если да, то назовите три главных изменения, которые вы отметили?

Да, изменения есть. Во-первых, возросло осознание необходимости защиты личных данных. Люди, по которым мы ведем расследования, скорее всего, будут использовать VPN и регистрацию доменов через прокси-серверы. Они стали более осторожны с информацией, которую размещают в социальных сетях. Это усложняет онлайн-исследования.

Во-вторых, все больше людей использует мобильные технологии, приложения и так далее. Отход от традиционных коммуникаций и веб-сообществ необходимо признать и учитывать.

В-третьих, Фейсбук отрубил свой чудесный Graph Search. Новая система тоже неплохая, и, тем не менее, чтобы работать над конкретными объектами заинтересованности нужно использовать старые Graph-url-адреса. Они могут быть сформированы из кодов Facebook ID. Это немного усложняет работу, но чтобы ее проделать, степень в ай-ти технологиях не нужна.

На ваш взгляд, какие приоритеты важны для журналиста при проведении расследования?

Думай абстрактно – ищи конкретно.

Начинайте работу с поиска «личных идентификаторов» человека, которого вы исследуете (например, электронная почта, имя пользователя, никнеймы, номера телефонов, связанные имена, названия городов). Необходимо развить хорошую память для всех этих персональных данных, поскольку они могут встречаться вновь и вновь на протяжении всего исследования. Если кто-то дает вам процентные значения – просите у него значение в абсолютных цифрах. Если кто-то дает вам данные в абсолютных цифрах – спрашивайте, сколько это будет в процентном соотношении. Сеть полнится фейками и фейкометами. Никогда не забывайте о том, чтобы все проверять.

Считаете ли вы, что журналисты могут проводить современные расследования, не выходя из дома или удаленно, просто используя онлайн доступ к интернету, мобильную связь и мессенджер?

Быть может, вы слышали о Грэхеме Филлипсе, который называет себя журналистом и работает в так называемом ДНР? Очень часто он обвиняет Элиота Хиггинса (лидер Bellingcat) в его непрофессионализме, потому что Хиггинс делает материалы на основе онлайн-исследований, в то время как он – Филлипс — работает на месте событий. Как вы думаете, может ли журналист профессионально делать свое дело, не находясь на месте событий и не общаясь с участниками? Мне кажется, что очень многого можно добиться со своего домашнего компьютера. Возможно, даже больше, чем когда бы то ни было. Однако, на мой взгляд, все зависит от конкретной ситуации. Иногда единственное, что вам нужно, это пойти с нужным человеком на пиво!

Скажите, должен ли человек обязательно быть журналистом, чтобы проводить онлайн-расследования и распространять его на веб-ресурсах? Или же гражданская журналистика, в которой авторами выступают люди без профильного образования, также может быть полезной и важной для общества?

На мой взгляд, в конечном итоге, все будет зависеть от того, насколько вы хорошо делаете эту работу, а не от бумажки с дипломом журналиста. Я, к примеру, никогда не учился тому, чтобы стать журналистом. Я называю себя специалистом по расследованиям, однако другие называют меня журналистом. На мой взгляд, журналист это тот, кто пишет статьи для газет и веб-сайтов, создает контент на телевидении, радио и пр. Обозреватели высказывают и описывают мнения. Блогеры ведут блоги. Чтобы быть хорошим журналистом необходимо учиться. Учить законодательство, технику и ремесло журналистики и так далее.

Считаете ли вы, что за последние два года стандарты проверки информации изменились, поскольку угроза наткнуться на фейковую информацию и использовать ее стала значительно больше?

Мне кажется, что люди тоже стали более осведомлены о технических средствах для проверки фальшивок, поэтому все что нужно – это играть по правилам и научиться выжимать факты, домогаясь подлинности.

Несет ли открытое информационное пространство угрозу для личных данных людей? Как вы думаете, существует ли «конфликт интересов» между тотальной открытостью и безопасностью персональных данных, и мы никогда не сможем получить и то и другое сразу?

Я думаю, что стандарты людей меняются, если речь заходит об их собственной личной жизни. Ранее люди обычно не распространялись насчет своего богатства, политических взглядов и сексуальных предпочтений. Сейчас ситуация изменилась. Культура поведения изменилась.

Считаете ли вы, что чиновники и политики должны предоставлять дополнительную публичную информацию о себе и о своей жизни? Должны ли они в полной мере демонстрировать свои доходы и доходы своих родственников — жен, детей, родителей и пр.?

Хотите мое личное мнение? Я не считаю, что они обязаны делать это. В особенности рядовые государственные служащие. Они имеют такие же права, как и каждый из нас. Однако общественные деятели и политики должны принимать риск того, что такие вещи могут стать достоянием гласности в любой момент. В связи с этим, они могут решить, что полная открытость является в этом случае лучшей политикой. Полная открытость и прозрачность – это хороший сигнал.

На ваш взгляд, должны ли журналистские расследования становиться основой для полномасштабных расследований полиции или специальных органов по борьбе с коррупцией или же для расследования уголовных дел, если они включают в себя информацию о преступных действиях? Должны ли журналисты передавать свои материалы в полицию или же полиция должна мониторить медиа и начинать расследования по факту появления в интернете материалов о коррупции?

Я думаю, что журналисты обязаны передавать в полицию все данные, если эта информация может предотвратить преступление, защитить общество и т.п. Тем не менее, существуют обстоятельства, при которых защита личности источников имеет не менее важное значение. Как и все остальное, это зависит от страны, характера статьи и самой истории, источников получения данных и пр. Раскрытие же методов и инструментов расследования также может помочь проверить подлинность самой истории и избежать обвинений в недобросовестности и предвзятости.

Оказывают ли опубликованные расследования влияние на общество и общественное мнение? Могут ли эти данные изменить предпочтения избирателей накануне политических выборов? 

Вам, вероятно, лучше спросить об этом политического журналиста. Как неспециалист, я бы так и думал. Совсем недавно журналистское расследование привело к отставке премьер-министра Исландии. В прошлом в результате расследований подал в отставку Никсон. Люди голосуют за того, кто, по их мнению, станет управлять обществом и экономикой своей страны лучше других. На формирование их мнения влияет множество факторов, таких, как эмоции, понимание информации, так что расследования должны играть какую-то роль в процессе принятия решений, за кого голосовать.

Популярные украинские журналисты говорят, что существует очень много публикаций и большое количество информации об украинских коррупционерах, однако на самом деле никто не придает этому значения. Все знают и никто ничего не делает. Как вы считаете, существует ли некая критическая масса (количество) открытой информации, которая может привести к качественным изменениям в обществе? Или мы не можем изменить ситуацию, просто размещая и раскрывая информацию о коррупции и лжи?

Я также задавался вопросом, привыкают ли люди к подобным издевательствам и неужели их уже ничем не удивить. В мире существует так много ужасного. Так много скандалов. Ложь, на которой пойман политик, кажется, уже не оказывает большого влияния. Повторюсь, это лишь мое мнение.

Сайт Пола Майерса researchclinic.net 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ